Финансовая платформа

17 сентября 2014
Банк «Курган» всегда был своеобразной кузницей кадров — начиная с Владимира Калмыкова, создавшего учреждение с нуля более 20 лет назад. Многие сегодняшние руководители курганских филиалов крупных финансовых институтов прошли хорошую профессиональную школу именно здесь.

Но когда председателем правления в апреле этого года стал Владимир Романов (заместитель губернатора Курганской области по инвестициям и внешнеэкономической деятельности в 2012-2014 годах), оказалось, что банк готов не только растить специалистов, но и привлекать со стороны лучших из них. Кроме того, как рассказал сам Владимир Александрович, с такой устойчивой ликвидностью и балансом кредитов и депозитов в портфеле пережить времена массовых финансовых сомнений удалось без потерь.


— За 2013 год и первое полугодие 2014-го с рынка ушли порядка 70 банков по всей стране. Эту политику Центробанк называет «оздоровлением банковской системы». А как бы охарактеризовали ее вы? Действительно ли отзыв лицензий — та самая мера, которая необходима для формирования адекватной рыночной дисциплины?

— Это объективный процесс, исходящий из правил игры, установленных Центробанком. Вместе с тем нельзя не заметить, что «болезнь» лучше предотвращать, чем потом с ней бороться. До недавнего времени регуляция была недостаточной: не существовали законы, обеспечивающие безопасность банка, правовые формы взаимоотношений с клиентами, нормы контроля над работой... В итоге мы получили вывод капитала за границу, нелегальные схемы получения заработной платы, уход от налогов и многое другое. Банки — отражение того, что происходит в экономике, недаром банковскую систему сравнивают с кровеносной. Нельзя было доводить экономику до такого состояния изначально, тогда из страны ежегодно не уплывали бы десятки миллиардов долларов.

Есть такое понятие — банковская культура; если бы она у нас в стране развивалась, отзыв лицензий не вызвал бы такой напряженности. Соблюдаешь нормативы по операциям — работа идет стабильно, пытаешься получить сиюминутную выгоду, пользуясь тем, что условия позволяют, — вот культура и исчезает. Сейчас из более чем 2,5 тыс. банков осталось 815 (на 19.08.2014), пострадали все, кто не до конца следовал этим правилам. Конечно, официальные заявления о том, что их число должно сократиться где-то до 250, я считаю некорректными. Нужно, чтобы была система, работающая на благо регионов, различных отраслей, России в целом.

— Как вы оцениваете последствия этой политики?

— Каждый отзыв лицензии — удар не только по владельцам или клиентам кредитного учреждения. Это волнение и для ближайшего окружения, связанного с банком теми или иными взаимоотношениями. Когда такое происходит в целом по системе, естественно, напрягаются все. Как с туристическими компаниями: закрытие определенной фирмы заставляет задуматься — работал ты с ней когда-нибудь? Высокорискованная кредитная политика, потеря ликвидности, незаконная деятельность в виде обналичивания средств сверх установленных норм — основания для отзыва разбиты на несколько групп. Но не думаю, что действительно существует программа, согласно которой в стране должно остаться 250 банков. Потому что каждая организация заточена под собственный сектор в регионе, под конкретные направления, связанные с инвестициями или отраслями, и у каждой есть свои клиенты. Причем некоторые из них — с самого дня основания.

— Каковы, по вашему мнению, итоги прошедшего полугодия для банковской сферы? И какие у нее перспективы?

— По официальным данным, вкладчики изъяли из банков несколько десятков миллиардов рублей. Темпы роста кредитного портфеля сократились, но насчет ликвидности пока нельзя давать однозначные оценки. Тем не менее банковская сфера остается устойчивой, несмотря на последние политические события — конечно, они влияют на ее состояние, но причин поддаваться панике нет. Банки, оставшиеся в системе, настороженно ждут повышения регулятивных требований, но какими они будут — решит ЦБ. В любом случае, я уверен, что эти требования будут направлены на изменение условий финансовых операций и «оздоровление» схем их проведения. Что пойдет банкам только на пользу.

— Как на политику Центробанка отреагировал банк «Курган»?

— Нормально, с пониманием. Мы — один из механизмов российской банковской системы, а Центральный банк — ее регулятор, финансовый стержень. Все выпускаемые им требования, регламенты и указания направлены на поддержку кредитно-денежных отношений, поэтому надо их просто придерживаться, а обсуждать даже нет смысла. Когда мы сталкиваемся с какими-то спорными, на наш взгляд, позициями, то направляем уточняющие запросы, помня о том, что в эти законы и регламенты постоянно вносятся дополнения.

— Что помогло банку пережить сложный период? Какие решения вы назвали бы ключевыми для восстановления благоприятной ситуации?

— Для нас неблагоприятный период был связан по большей части с циркулирующими слухами и сомнением, которые в свою очередь вылились в некоторые трудности. Поэтому решающее значение имели правильные действия совета директоров и собственника банка. У нас целенаправленно проводились ежедневные и даже ежечасные тестирования на уровень стресса, результаты которых позволяли принимать соответствующие меры. Первостепенное значение имела работа с ликвидностью, потому что происходящие по всей системе процессы вызвали беспокойство у некоторых наших вкладчиков. Сыграли свою роль и достаточный запас прочности, и профессионализм коллектива. И, конечно, мы преодолели проблемы благодаря тем клиентам, которые остаются с банком уже более 20 лет и продолжают верить в него. Совокупность этих факторов позволила пережить трудные времена без глубокого напряжения даже в самые критические моменты. Возможно, количество активных операций (я имею в виду кредитование) сократилось, но зато ни разу не было случая, когда клиент пришел за деньгами, а ему их не выдали.

— Как банку «Курган» удалось вернуть большую часть клиентов?

— Благодаря спокойной, уверенной работе. Благодаря продемонстрированной в эти напряженные недели устойчивости и возобновлению операций по кредитованию. Проведенная в банке проверка ЦБ еще раз выявила достоверность всех показателей и нормативных запасов, достаточность капитала, подтвердив нашу отличную репутацию. Сегодня у нас на обслуживании находятся несколько тысяч предприятий, а скорость принятия решений, как зависящих от совета директоров, так и обрабатываемых на уровне расчетно-кассовых сотрудников, позволяет выполнять серьезные операции. Все это говорит о том, что банк «Курган» готов работать в любых условиях с любыми клиентами.

— Банк «Курган» всегда имел репутацию «домашнего» банка. Помню, что Александр Махалов (собственник — прим. ред.) очень гордился тем, что банк хорошо знает своих клиентов и их возможности, а потому процент невозврата остается низким. Изменится ли политика банка сейчас? Останется ли он таким же «домашним»?

— Конечно. Эта политика заложена уже в самом названии — банк «Курган», город Курган, жители курганцы. Создавался банк более 20 лет назад достаточно серьезными учреждениями, и ему удалось сохранить высокую культуру, привитую акционерами, и развивать ее в дальнейшем. Мы поддерживаем конструктивные отношения сотрудников со своими клиентами, подбираем объективно-востребованную продуктовую линейку. Боремся за доверие и продолжаем работать в сфере экспертной оценки рисков. Кроме того, собираемся ввести институт консультантов, встречающих клиентов чуть ли не на пороге, подсказывающих им, направляющих к нужному окну. Все это и позволяет говорить об атмосфере «домашнего» банка.

— Проведите обзор состояния ключевых направлений работы банка. Какие из них наиболее значимы в данный момент?

— Как любая топовая кредитно-финансовая организация, банк «Курган», капитал которого составляет порядка 400 млн рублей, имеет все виды лицензий и может совершать весь спектр операций. По всем направлениям мы работаем охотно: у нас интересные условия для пассивных операций, хорошо развито корпоративное направление, ведется активная работа по ипотеке, автокредитованию, потребительским кредитам... Кроме того, мы занимаемся выдачей гарантий.

Причем один из весомых плюсов нашего банка — оперативность. У нас нет промежуточных структур (когда заявка подается в одном месте, оценивается в другом, а решение принимается в третьем), согласование буквально по всем продуктам занимает один-два дня, а вопрос, требующий рассмотрения совета директоров, решается в течение недели. Можно говорить и о своеобразном фирменном стиле — не за счет эксклюзивности продуктов, но в связи с профессионализмом сотрудников, удобством обслуживания, грамотным подходом к работе, связанной с оформлением документов. Поэтому у нас неплохо идут «пластиковые» проекты, ведущие к расширению технических и финансовых возможностей.

— Как банк будет развиваться в 2014-2015 годах?

— Сейчас мы чувствуем себя очень уверенно: у нас сбалансированное состояние пассивов и активов. А поскольку все финансовые институты развиваются в сфере высоких технологий, в дальнейшем мы будем не столько видоизменять продуктовый ряд (хотя появления новых продуктов, безусловно, стоит ожидать), сколько модернизировать программное обеспечение. В подтверждение серьезности этих намерений скажу, что к 2015 году мы планируем выпускать кредитные карты банка «Курган», а сейчас мы прорабатываем вопрос личного кабинета на сайте — настраиваем программы, позволяющие работать с нашими продуктами, не выходя из дома. Интернет-банкинг — глубокий процесс. Скажем, после завершения работ клиент сможет получать уведомления о проведении операций с определенным барьером сумм или смс-оповещения о состоянии счета.

— Как вы оцениваете спрос на инвестиционные кредиты в Курганской области?

— Если говорить однозначно, спрос есть, но не такой большой, как хотелось бы. Потому что он соответствует развитию экономики. Практика сложилась таким образом, что большинство кредитов мы выдаем среднесрочно, то есть в районе 3-5 лет. Пятилетние кредиты уже считаются инвестиционными, у нас их более 50%. Но «чистых» инвестиционных проектов, тем не менее, пока недостаточно. И все же сейчас мы внедряем такой известный продукт, как выдача синдицированных кредитов путем создания синдикатов с некоторыми банками других регионов. И об инвестиционной составляющей стоит говорить уже с учетом этих возможностей.

— Как банк «Курган» решает вопросы длинных денег? Готовы ли вы предоставлять долгосрочное финансирование? Если да, то каков максимальный срок и размер кредита?

— Сегодня показатель ежедневно высчитываемого норматива приближается к ста миллионам рублей — это 25% от капитала, которые мы можем выдать одному заемщику. Но такие большие кредиты мы стараемся не предоставлять по объективным причинам: наш бизнес заточен на работу со средним бизнесом, нам понятнее обслужить девять клиентов, чем одного. Это связано с нормативными рисками, за которыми потом надо будет следить. Ну, и раз мы — «домашний» банк, то стараемся быть им для всех. Конечно, с переходом на синдицированное кредитование будем развиваться дальше. Это общеизвестная практика, которой на Западе пользуются около 80% банков, а у нас — где-то 2% от всего портфеля по России.

— Какие проекты в городе и области уже реализованы с помощью ваших средств?

— Мы хорошо работаем на рынке производства продуктов питания, транспортных услуг, сельского хозяйства. Последнему направлению отдали примерно 10% средств. На обслуживании у нас находятся свыше 3 тыс. клиентов — в основном, это средний и малый бизнес. Задача привлекать крупных предпринимателей, заводы на этом этапе пока не стоит. Не меньше 50% кредитов мы выдаем бизнесу в сфере торговли и услуг — это серьезные предприниматели, известные и в городе, и в области. Например, типография «ПринтЭкспресс» вместе с нами выросла с одного принтера до огромной, современной компании, лидера своей сферы в Кургане.

— Уже в 2010 году объем рынка микрофинансирования в России достиг 1 миллиарда долларов. Как вы оцениваете деятельность этих организаций?

— Если исходить из мирового опыта, рынок микрофинансов достаточно интересен: он вполне рентабелен и при этом малоуязвим для рисков. Однако, массово внедряя этот продукт в общество, мы снова забываем о том, что называется банковской культурой. Условно говоря: да, я могу выдать займ по правам за 10 минут. Удобно? Удобно! Но рынок становится неконтролируемым, не подчиняющимся регламентам, отрицательно работающим на финансовый результат. На выходе получаем торговлю деньгами, в то время как суть банковской системы — не в получении выручки самой по себе (хотя она тоже имеет место быть), а в работе с экономикой, с населением на территории финансового учреждения.


© Журнал «Cher Ami», Марина Кваш
http://www.cher-ami.ru/publication/219/

Телефон службы технической поддержки БАНК "КУРГАН" ПАО (3522)600416